Вторая
родина

Почему гагаузы Молдовы переезжают в Россию и при этом делают все, чтобы сохранить свою
национальную идентичность.
Куда бы ни заносила судьба человека, он всегда будет хранить особую связь с тем местом, где родился и вырос. Как бы ни сложилась его судьба, он всегда будет помнить свою малую Родину, особенно если она такая маленькая и уникальная, как Гагаузская Автономия.
Гагаузы – это тюркский народ балканского происхождения, христианского вероисповедания. Современная территория проживания гагаузов сконцентрирована преимущественно в Бессарабии (юг Молдавии и Одесская область Украины). Общая численность современных гагаузов — около 250 тысяч человек.
В составе Молдавии существует автономное территориальное образование Гагауз Ери. На территории АТО Гагаузия проживают 127 835 гагаузов, что составляет 86,7% населения региона. Всего на территории Молдовы, по данным последней переписи, 147 500 гагаузов, что составляет 4,4% населения республики.
Уехав из Гагаузии в силу разных обстоятельств, многие гагаузы обрели новую родину в России, но не забыли о своих корнях.
Наш первый герой — Григорий Тащи, по национальности гагауз, родился и вырос на юге Республики Молдова, в Гагаузии. В Россию первый раз приехал с друзьями в мае 1988 года. Юношеский максимализм, романтический настрой сподвигли молодых ребят на дальние поездки. Тогда Григорий Тащи еще не знал, что эта поездка в корне изменит его жизнь.
Григорий Тащи — из многодетной семьи, его родители воспитали 7 детей
«Когда я в первый раз приехал в Россию, а именно в деревню Липки, я почувствовал себя дома, не потому, что тогда еще был Советский Союз и все мы считали себя гражданами одной страны. Я просто для себя решил, что хочу жить именно здесь, и я остался», — так о своем первом приезде в Смоленскую область, деревню Липки рассказывает сам Григорий.
В 80-90-е годы Казаклия была процветающим селом, более 8 000 жителей, колхоз-передовик «Искра», работой и хорошей зарплатой был обеспечен каждый житель. Но Григорий принимает решение переехать в российскую глубинку, чему его родители препятствовать не стали.
Село Казаклия Чадыр-Лунгский район АТО Гагауз Ери
«В те годы каждые два месяца я приезжал в Молдавию к родителям. Но с каждым разом меня все больше тянуло обратно в Россию. Главной причиной моего переезда стало то, что Липки окружены богатыми лесами. Я очень быстро здесь освоился. Стал ходить в лес по грибы, рыбачить, после как оформил все разрешительные документы, я еще и на охоту стал ходить», – рассказывает Григорий Николаевич.
Липки — деревня на берегу реки Хмара в Починковском районе Смоленской области России. Входит в состав Даньковского сельского поселения. Население — около 200 человек.
Пообщавшись с Григорием, понимаешь, что человек настолько близкий к природе, понимающий и чувствующий ее, не мог не полюбить деревню Липки Смоленской области, где и оказался волею судьбы. Деревня окружена лесами, здесь от дыхания полной грудью с непривычки у человека кружится голова. Речка Хмара, которая протекает вдоль деревни, производит особое впечатление своей кристальной чистотой. Как ни подбирай эпитеты и метафоры, красоту этих мест сложно описать.
Река Хмара в деревне Липки
«Места, откуда я родом, очень сильно отличаются от России. Гагаузия – это Буджакская степь, там такой природы нет. Ходить по грибы, на охоту и рыбалку стало моим хобби. Я ни разу не пожалел о своем решении остаться жить в Липках», – говорит Григорий.
Буджакская степь
В далеком 1988-м, Григорию Тащи предложили работу в колхозе «Верный путь», сначала он был помощником комбайнера, а после, в 1991-м, сам сел за руль комбайна.
«Нас было несколько гагаузов тогда в колхозе. В советское время людей не делили по национальности, нас уважали за трудолюбие и исполнительность. Зарплата комбайнера была 350-500 рублей в месяц. Конечно, я мог и в Казаклии работать комбайнером и получать достойную зарплату по советским меркам. Да и семья моя всегда была обеспечена всем необходимым, отец в разные годы работал кассиром-счетоводом, затем возглавлял налоговую службу в селе. Я не убегал из Гагаузии по каким-либо экономическим причинам, как это делает сегодняшняя молодежь. Я просто сделал выбор в пользу российской глубинки», – рассказывает Григорий.
Супруги Тащи
Лидия, супруга Григория (тоже родом из Казаклии), училась в Шанталовском сельскохозяйственном техникуме, что в 20 километрах от Липок. Тогда, в 90-х годах, их было 25 студентов-гагаузов. После окончания учебы Лидия по распределению тоже попала в колхоз «Верный путь», чему Григорий был очень рад. Будучи дома, в Гагаузии, он делал все, чтобы добиться расположения Лидии. В 1992 году они едут в родное село Казаклия, где Григорий по всем гагаузским обычаям просит руки Лидии у ее родителей.
Дом Григория и Лидии Тащи
Сегодня Григорий и Лидия живут в доме, который в 1992 году им выделил колхоз, а на приусадебном участке в 30 соток всегда богатый урожай. Григорий вместе с другом, тоже гагаузом Петром Данчем (кстати, он тоже казаклиец), обрабатывают 280 гектаров земли. «На земле работать, конечно, сложно, но это то, к чему лежит моя душа», – рассказывает Григорий.

Выращивание многолетней кормовой травы и зерновых позволяет Григорию успешно заниматься фермерством.
В 2015 году жители четырех деревень – Даньково, Хицовка, Зимницы и Липки – оказали Григорию Тащи высокое доверие, избрав его депутатом Даньковского поселения. Так у Григория прибавились еще и депутатские обязанности. Однако, как оказалось, работа сельского депутата намного шире: расчистить заросшие обочины проселочной дороги, убрать занесенные снегом дороги зимой.
«Я это делал и раньше, просто теперь спрос другой, как с депутата. Спасает слаженная работа с администрацией Даньковского поселения. Совместными усилиями в деревне была отремонтирована криница, установлена автобусная остановка», – рассказывает Григорий Тащи.
Фамилия Григория Николаевича Тащи в переводе с гагаузского означает «каменщик». Перевод никак не соотносится с видом его деятельности. Зато характер и сила духа тверды как камень. А вот сама фамилия Тащи для русского человека звучит прямо и буквально: «тащить». И он, Григорий Николаевич, тащит на себе все: домашний быт и хозяйство, проблемы и нужды деревни. И с этим наш герой неплохо справляется!

Главная улица деревни Липки
Население деревни – около 200 человек. Из них 46 человек – гагаузы,
подавляющее большинство из которых – казаклийцы.
Еще три гагаузские семьи купили дома в этой деревне, но пока живут в Москве.
Если пройтись по российской деревне, легко можно определить, в каких домах живут гагаузы. В их дворах и на их участках растут нехарактерные для этого региона
кусты и деревья.
«Из Гагаузии мы привезли виноградную лозу, несколько саженцев грецкого ореха и фруктовых деревьев, которые нетипичны для этого региона России. Мы очень рады, что они принялись и, более того, плодоносят. Глядя на эти кусты и деревья, мы вспоминаем нашу малую родину», – рассказывает супруга Григория Тащи Лидия.
По данным переписи населения Российской Федерации 2002 года, в России проживали 12 210 гагаузов. Из них 3 754 – в Центральном федеральном округе.
Поток гагаузов в Россию особенно усилился в начале 2000-х годов, когда Молдова переживала не лучшие времена: в стране начался тяжелый экономический кризис, который затянулся на годы. Устав от жизни на два государства, все больше гагаузов приняли для себя решение переехать в Россию на постоянное место жительства. Казаклийская семья Куюжуклу более 10 лет живет в деревне Липки. Тогда, в начале нулевых, причин для их переезда было предостаточно, но самая главная из них – это то, что они устали ждать перемен к лучшему.
Супруги Куюжуклу – Николай и Светлана
«Мы с супругой начали ездить на заработки в 1995 году. Мы были гастарбайтерами долгие годы, где работали, там зачастую и жили, прямо на стройке. Заработанные деньги вкладывали в ремонт родительского дома в Казаклии. За несколько лет наших скитаний в родном селе, впрочем, как и во всей Молдове, в лучшую сторону ничего не изменилось. Во всяком случае, для простого рабочего класса.

Мы понимали, что кризис в Молдове затянулся и что ждать резких улучшений не стоит. У нас уже был сын Петя, мы планировали иметь еще детей, и при этом понимали, что должны обеспечить им хорошее будущее», – рассказывает Николай Куюжуклу.

1990-е годы, вооруженное противостояние между сторонниками самопровозглашенной Республики Приднестровья и подразделениями МВД Республики Молдова
«Нашему сыну Пете было девять месяцев, когда я оставила его с бабушкой и поехала с мужем на заработки. Мы практически не видели, как растет наш ребенок.

Мне было очень тяжело. Я чувствовала себя виноватой перед моим ребенком за то, что оставляю его и уезжаю на несколько месяцев. Хотя он был обеспечен всем необходимым, у него не было самого главного – не было родителей рядом с ним», – вспоминает супруга Николая Светлана.
Лишь в 2003 году Николай и Светлана забирают сына Петю в Россию. Они решают приехать в деревню Липки, так как здесь жили их родственники.
«Уже здесь у нас родилась дочь Надежда. Первое время я с детьми жила у сестры, а муж продолжал работать на стройке в Москве. На накопленные деньги мы купили дом в Липках. И сразу же подали документы на оформление гражданства. Спустя полтора года мы получили российские паспорта, тогда упрощенной программы оформления гражданства не было. Обязательное условие – отказ от гражданства Молдовы и, соответственно, выписка с предыдущего места жительства. Мы, не задумываясь, это сделали», – рассказывает Светлана.
Светлана и Николай понимали, что российское гражданство позволит им работать легально и быть вместе, быть настоящей семьей.
«За эти десять с лишним лет, что мы прожили тут, в России, в Молдове так ничего и не изменилось. Там все так же не хватает рабочих мест. В России молдавских гастарбайтеров меньше не стало, только теперь они с российскими паспортами», – говорит Николай.
Надежда и Петр Куюжуклу
Сын Николая и Светланы Петр, студент четвертого курса Рославльского железнодорожного техникума, далее планирует стать машинистом и получить высшее образование. В перспективности выбранной специальности Петр не сомневается. Но его планы на будущее в скором времени будут прерваны службой в армии.
Кстати, если в Гагаузии каждый второй молодой человек пытается увильнуть от службы, то российские гагаузы, как оказалось, «не косят» от армии.
За последние три года уже отслужили трое ребят-гагаузов из деревни Липки, еще двое, Петр и его друг Иван, достигли призывного возраста и уже гадают, в какие войска будут призваны. «Надеюсь, буду служить в железнодорожных войсках, так я смогу закрепить знания, полученные в техникуме», – говорит Петр.

Николай и Светлана считают, что в России у их детей будет хорошее и перспективное будущее, ради этого они и переехали сюда жить.
По данным последней переписи населения (2010 г.), в Российской Федерации живут 13 690 гагаузов. И большинство из них – 9 732 – предпочитают жить в городах – 9 732, в сельской местности же проживают 3 958 человек.
Анна Узун
Семья Узун – это еще одна семья гагаузов, переехавших в российскую глубинку, в деревню Липки, из Казаклии. Анатолий и Анна понимали, что из-за отсутствия достойно оплачиваемой работы на родине Анатолию придется регулярно ездить на заработки в Россию.
«Жить месяцами в разлуке мы не хотели. Но и в Гагаузии своего будущего не видели. Колхоз в Казаклии развалили на мелкие крестьянские хозяйства, все предприятия, которые в советское время считались передовыми и приносили стабильный доход, перестали функционировать.

Работы практически не было, а если и находилась, то зарплату платили раз в несколько месяцев. Мы решили переехать в Россию. Толя уже бывал в Липках неоднократно, здесь жили его родственники – семья Марии и Николая Кавалжи. Они были первыми гагаузами, переехавшими в деревню Липки в 1983 году. Мы понимали, что будем тут не одни», – рассказывает Анна Узун.
Анна и Анатолий воспитывают двоих детей, сына Диму (12 лет) и дочь Кристину (7 лет). Получив материнский капитал и оформив ипотечный кредит, семья купила квартиру в Смоленске. Но менять деревенскую жизнь на городскую не собирается.
Дима и Кристина Узун
«Супруг пять лет как работает крановщиком в Москве вахтовым методом. Квартиру в Смоленске пока сдаем. Переезжать туда совсем не хочется. Нам лучше быть поближе к природе, иметь свое хозяйство, огород. В общем, есть чем заняться. Когда дети вырастут, возможно, переедут в город. А мы точно нет», - говорит Анна.
Детство Димы и Кристины проходит в живописной русской деревне с гагаузским колоритом. Войдя в дом семьи Узун, сразу бросаются в глаза домотканые ковры, привезенные из Казаклии, что создает особый уют. В семье между собой чаще говорят на гагаузском.
Гагаузский колорит
«Мы стараемся сделать так, чтобы наши дети знали родной гагаузский язык, для нас это важно. Дима свободно владеет гагаузским, Кристина все понимает, но очень мало говорит. Мы считаем, что они должны знать свои корни и традиции. К примеру, на Новый год дети ходят колядовать. Зайдя во двор к русским, они поют колядки на русском языке, а у гагаузов на гагаузском», – рассказывает Анна.
Но больше всего «гагаузского», конечно же, на кухне. В Липках в каждом доме, где живут гагаузы, всегда угостят чем-нибудь из национальной кухни: «гёзлемя», «катлама» и «кыырма», «суанны», «саарма», гагаузские соленья – «туршу».
Гагаузская кухня.
Российские гагаузы не потеряли своей национальной идентичности и самобытности. Здесь хранят культурные ценности и традиции гагаузов. Здесь говорят на чистом гагаузском. Их этому не учили. Они ощущают в этом потребность. Гагаузские обычаи и традиции за годы жизни бок о бок с гагаузами изучили и коренные жители деревни Липки.
Гагаузы деревни Липки празднуют национальный праздник – Хедерлез
«Если гагауз забивает барашка, угощает национальными блюдами и вином, он празднует очередной национальный праздник. Ну а если гагауз ходит небритый – это означает, он потерял кого-то из родных и несколько недель ни с кем не будет здороваться за руку», – рассказывает Николай Романенко.
Семьи Романенко и Тащи дружат более 20 лет. Людмила Романенко признается, что дружить с людьми другой национальности интересней. «Всегда узнаешь что-то новое», – говорит Людмила.

Все без исключения праздники гагаузы и русские отмечают вместе, соблюдая и совмещая традиции обоих народов, ну а если душа просится в пляс, то гагаузы с русскими одинаково хорошо танцуют и «кадынжу» с «кираца авасы», и «калинку» с «русской пляской».
Местные жители говорят, что с гагаузами не только хорошо отдыхать, но и дела серьезные совершать можно.

Мария Корсакова живет по соседству с тремя гагаузскими семьями. Мария Дмитриевна на пенсии, если ей нужна помощь, она обращается к соседям.
«Я им ничем уже помочь не могу. А они мне всегда помогают. Был случай, когда у меня загорелся газовый баллон, я от страха не знала, что делать. Стала кричать. Гриша прибежал и перекрыл газ. Тогда он спас меня. Они всегда выручат и придут на подмогу. Если надо, они все собираются и выручают и нас, русских, и друг друга», – рассказывает Мария Корсакова.
Еще один гагауз – Руслан Мырза. Гагауз из Комратского района (станция Буджак). В 1989-м, когда Руслану Ивановичу исполнился 21 год, он решил переехать жить на родину своей матери, в Россию, а именно в Смоленскую область. 8 лет Руслан Мырза проработал в органах внутренних дел, не найдя себя в этом, решил уйти из силовых структур.

Несколько лет назад Руслан решил создать зону отдыха в деревне Слобода. Здесь на берегу озера он построил 2 дома и русскую баню. Сюда на отдых приезжают со всех окрестных деревень.
«Внутренне почувствовал, что надо быть ближе к земле и природе. В 2009-м я открыл индивидуальное предприятие и стал председателем СПК «Липки». Пытаюсь сделать так, чтобы интерес к глубинке возрос, чтобы люди ценили природу и берегли ее», – рассказывает Руслан Мырза.
Недавно Руслан в Смоленщину из Калмыкии завез верблюдов.
«Так, для души. Мне эти животные очень нравятся. И семейный отдых теперь стал интереснее в деревне Слобода. Люди с удовольствием приезжают сюда не просто отдохнуть, подышать свежим воздухом и насладиться красивейшей природой, но и на верблюдов посмотреть. Я понимаю ответственность, которую возложил на себя. Поэтому я создал все условия для верблюдов и делаю так, чтобы они чувствовали себя в условиях непривычного климата хорошо», - говорит Руслан Мырза.
Сейчас, в какой-то степени благодаря верблюдам из Калмыкии, зона отдыха Руслана Ивановича пользуется особой популярностью как среди гагаузов, так и русских.
Переехав в Россию, закаленные трудностями и финансовыми испытаниями гагаузы добиваются успеха, каждый в своей области, к которой лежит душа. И делают это с особым рвением.

Ну а Смоленщина от большого количества переехавших сюда гагаузов, на мой взгляд, только выигрывает, так как они берутся за то, к чему местные уже не тянутся: восстанавливают сельскохозяйственные и фермерские хозяйства, как Григорий Тащи и Петр Данч, создают зоны отдыха, как Руслан Мырза.

3а 25 лет независимости Молдова независимой ни по одному показателю так и не стала. Социально-экономическая ситуация с начала 1990-х годов кардинально, в лучшую сторону, не изменилась. По данным Управления экономического развития АТО Гагауз Ери, средняя заработная плата в 2016 году составляет 3 700 леев (примерно 11 500 руб.), что на 29% ниже, чем в среднем по стране. Так, количество гастарбайтеров из Молдовы и семей, решивших переехать в Россию на постоянное место жительства, стремительно растет из года в год.

В РФ на заработках находится около 700 000 граждан РМ. Следует отметить, что, по данным Центробанков России и Молдовы, объем денежных переводов, сделанных гастарбайтерами из России, в первом квартале 2016 года составил 50 млн долларов.
Удручающее положение вынуждает жителей Гагаузской Автономии покидать родные места в поисках лучшей жизни. Если 10 и более лет назад гагаузы ездили в Россию на заработки, то сейчас они семьями уезжают туда на постоянное место жительства. Зачастую переселенцы выбирают крупные города. Но все же большая часть из них предпочитает сельскую местность. Именно здесь им удается вести тот образ жизни, который присущ жителям Гагаузской Автономии. Родина там, где чувствуешь себя свободно и уверен в завтрашнем дне!
Текст: Валентина Керман.
Фото: Валентина Керман, из личных архивов гагаузов, Gagauzinfo.md
© Все права защищены. 2016
Рейтинг@Mail.ru