Терем с телепортом
Пространственные катаклизмы Барнаула 90-х, или Переезд Дома Носовича в центр без колес и катков
В 1980-х Дом Носовича (теперь стоящий на ул. Анатолия, 106) хотели разобрать на курятник. Но хозяйственным планам неожиданно помешали художники-неформалы. О том, как протест спас памятник, действительно ли при воссоздании укоротился этаж и куда с флюгера исчезла «масонская» символика, — в спецпроекте altapress.ru.
Фасад терема украшен резьбой, вьющейся, будто ветви деревьев. Интересно, что сбоку чудо-растения кажутся более вытянутыми и превращаются в бабочек-балерин. С ними соседствуют грациозные крестики, «вышитые» на оконных рамах, и белоснежный карниз — сложенный так же кропотливо, как схема в книжке «Вязание крючком».

Стиль Дома Носовича — сочетание эклектики с модерном и традиционным зодчеством.
Адрес: ул. Анатолия, 106.
Годы воссоздания: 1992–1996.
Этажность: 2 этажа (с цокольным — 3).

У здания есть
Крыша с шатром из чешуйчатой черепицы
Эркер с опорой на выступающие бревна
Крыльцо, огражденное балюстрадами
Жестяные трубы с лепестковыми навершиями
Глава 1
«Новоселье — не веселье»
Об истории, сносе и воссоздании
Терем Носовича выглядит необычным, хотя расположен среди деревянных домов со ставнями и резными наличниками. Постройка, перенесенная в частный сектор с ул. Чернышевского, 159, видна издалека. Статная крыша, утопающая в облаках, похожа на старинную. Но только похожа, ведь облик здания воссоздан частично.

Петухам и людям
Первый терем, в котором жил зодчий и автор проекта «города-сада» Иван Носович, появился в 1908 году.
«Уже в 1920-м строение национализировали. В нем поместили Пастеровскую лабораторию — научно-медицинское учреждение для бактериологических исследований. В 1950 году дом перепрофилировали под детский туберкулезный санаторий», — рассказывает историк и краевед Данил Дегтярев.

До переноса историческое здание долго стояло заброшенным. Городские власти решили разобрать его и на освободившейся территории построить жилую девятиэтажку (она в результате выросла на 30–40 метров дальше). Старинные бревна предполагалось пожертвовать для курятника в селе Штабка.
Пели, рисовали и протестовали
В апреле 1988 года за Дом Носовича заступилось барнаульское андеграунд-сообщество. Юрий Эсауленко, Алексей Чеканов и Александр Маркин — члены творческого объединения «Тихая мансарда» — организовали двухнедельную выставку-протест «Прощание со старым домом».

Кроме художников и скульпторов в акции участвовала музыкальная группа «Дядя Го».

Жена скрипача «Дяди Го» Петра Каменных Светлана смеется: «Молодость у нас была насыщенная. Если честно, даже не помню, кому пришло в голову сделать выставку, но было интересно. В интернете пишут, что мы устраивали в Доме Носовича голодовку. Такого не припомню».

Светлане хорошо запомнились картины, «куча народа и жуткий холод из-за отсутствия батарей». Много воспоминаний о протесте и у драматурга Вадима Климова.
Выставка в доме И. Ф. Носовича, апрель 1988 года.
Слева направо: Юрий Эсауленко, Алексей Чеканов, Александр Маркин, Ирина Болдина.
Фото Александра Волобуева
— 1988-й, на дворе Советский Союз. Комсомольцы, пионеры. Мы тогда были не молодыми оболтусами, а серьезно занятыми художниками с большой гражданской ответственностью и понимали ценность деревянной архитектуры. Мы с акцией оказались настолько заметны, что к нам приходили заместители первого секретаря КПСС и секретарь крайисполкома. Страха не было — было понимание серьезности ситуации. Это называется «захват недвижимости». А лидер нашего движения — наверное, скульптор Александр Маркин.
Вадим Климов
Комиссар галереи изобразительного искусства «Республика ИЗО»
Вадим добавляет: «Пришел чиновник и сказал, что постройку разберут и обязательно перевезут. Я осознавал, что нам не устоять перед советской властью, но мы стремились показать: можно бороться».
150
человек ежедневно посещали выставку «Прощание со старым домом»
В доме архитектора И.Ф. Носовича, апрель 1988 года.
Слева направо: Юрий Эсауленко, Алексей Чеканов, Ирина Болдина, Александр Маркин.
Фото Александра Волобуева
Старина без старины
В ответ на акцию чиновники пообещали построить идентичное Дому Носовича здание. В работах участвовал ликвидированный в 2015 году институт «Спецпроектреставрация». Памятник возвели из новых материалов. Председатель правления Алтайской организации Союза архитекторов России Петр Анисифоров пожимает плечами: «"Родные" бревна все-таки уплыли».
Близнец или нет
«Копия отличается от исконного памятника. Это особенно видно на фотографиях», — говорит фотограф и «сталкер» из Барнаула Евгений Кучинев. Его слова подтверждает архитектор Александр Деринг, убежденный, что потеря половины оригинальных конструкций делает историческое строение «неполноценным».
— Не могу сказать, что воссоздание Дома Носовича аутентичное или научное. Здание вырвано из родной среды и искусственно установлено на новом месте. К тому же на фасаде нет упоминания о том, что это новодел, и о том, как он здесь оказался.
Александр Деринг
Руководитель творческой мастерской «Классика»
Откусили кусочек
Считается, что объем этажей реставраторы уменьшили. «Это так, — уверяет Петр Анисифоров. — Облик памятника воспроизведен максимально, но прозаически усечена небольшая часть площади. В целом же новодел строили по замерам и чертежам. Вид дома близок к изначальному».
5
лет возводили особняк на новом месте — с 1992 по 1996 год
Архитектор Анатолий Мошонкин, бывший руководитель «Спецпроектреставрации», вспоминает: «Мы корректировали то, что воссоздали другие. Новые собственники, уже построившие терем, пришли и попросили о помощи. Я же привел их в чувства, понимая, насколько ситуацию сложно исправить. Уже были нарушены архитектурные пропорции, «поехали» окна, отсутствовала часть объема этажа. Чем смогли, конечно, помогли».

Вместо архитектурного памятника на ул. Чернышевского обустроили кооперативный погреб.
Глава 2
«Покажите зубы»
Что сейчас
Дом Носовича окружен частным сектором. Здесь, несмотря на большое количество жилых зданий, малолюдно и тихо. Из крошечных закоулков доносится лишь чирикание воробьев и синиц.

Уникальная деталь
До недавнего времени новый флюгер терема украшали загадочные циркуль и равнобедренный треугольник, приписываемые масонам. Пару месяцев назад символику так же загадочно убрали, оставив кованый флажок. Скорее всего, элемент находится на реставрации, предполагают архитекторы.
Не напоказ
Мистический знак, как оказалось, к вольным каменщикам не относится. На Доме Носовича, как и на других российских зданиях, не может быть масонских символов. В этом уверен член совета Международной ассоциации исследователей эзотеризма и мистицизма Евгений Кузьмишин, живущий в Москве. «Тайные» обозначения в виде глобусов и физических приборов принадлежат научным институтам. Масоны никогда не строили особых домов. Они собирались у богатых соратников или арендовали помещения.
— Циркуль и наугольник, отвес и уровень — традиционные символы архитектуры и архитекторов. Они есть в эмблемах архитектурных союзов всего мира. Этими символами помечали свои дома и отдельно взятые зодчие, показывая: здесь живет архитектор.
Евгений Кузьмишин
Историк, автор книг о масонстве
По словам Данила Дегтярева, такой знак пропал и с деревянного строения на ул. Пушкина, 45. При этом на пр. Ленина, 81 сохранился таинственный крест розенкрейцеров, или, по другой версии, печать Лютера.
«Архитектура — мать искусств»
В помещениях Дома Носовича почти не сохранилось уникальных элементов. Интерьеры приспособлены под работу организаций: памятник принадлежит стоматологической клинике.

Директор клиники Надежда Новицкая рассказывает: «Когда мы покупали дом, стены изнутри уже были обшиты гипсокартоном. Мы только постелили линолеум и устранили пару недоделок. Внутри все современное. Да и снаружи тоже. Зданию не 100 лет, как думают некоторые».

Главная красота Дома Носовича, как подтверждает архитектор Петр Анисифоров, снаружи.
— Фасады дома — классные! Они сделаны очень искусно и с большим профессионализмом. И все это несмотря на то, что у современных деревянных построек может быть много проблем. Качество нередко страдает из-за отсутствия мастерства или желания сэкономить.
Петр Анисифоров
Председатель правления Алтайской организации Союза архитекторов России
«Город-сад»
На первый взгляд огромный, терем на самом деле невысок. За его хрупкой «спиной» — жилой шестнадцатиэтажный небоскреб из оранжевого кирпича.

Надежда Новицкая, чтобы сгладить архитектурные контрасты, планирует заняться ландшафтным дизайном участка. Она мечтает организовать сад с деревянными мини-копиями утраченных памятников архитектуры. Идея позаимствована у Ивана Носовича. «Такого, — отмечает Надежда, — сейчас нет ни у кого».

Читайте также
Рейтинг@Mail.ru